Доказательство административного правонарушения протокол

Сегодня рассмотрим материал на тему: "Доказательство административного правонарушения протокол", собранный из ведущих авторитетных источников. На все вопросы вам готов ответить дежурный юрист.

Верховный суд опять разъясняет прописные истины: недопустимый протокол – не доказательство.

Краткое содержание:

Казалось бы, прописная истина, да? Я о том, что если документ недействительный, то на него ссылаться нельзя. Но опять, в который уже раз человеку пришлось дойти до Верховного суда РФ, чтобы эту прописную истину, аксиому, подтвердить.

К сожалению, жадинки от Консультант плюс, присылая ссылку на документ, по итогам обращения к ссылке выдают такое:

Поэтому рекомендую искать документ самостоятельно. Или ловите ссылку от Консультанта, если зайдёте в удобное для него время.

Ситуация получается, как в Каникулах в Простоквашино: там Печкин не отдавал письмо, не признавая документами усы, лапы и хвост, здесь дают ссылку на судебный акт, но откроется она (возможно, откроется) в неудобное время. Ибо даже за акты, находящиеся в свободном доступе, некоторые хотят получать бабосики.

Суть дела

Суд оштрафовал гражданина за то, что он не выполнил требования сотрудника полиции, выразившиеся в остановке последним автомобиля. Гражданин не остановился. Далее выдержки из постановления.

Из материалов дела усматривается, что 11 февраля 2018 г. должностным лицом ОМВД России по Динскому району ГУ МВД по Краснодарскому краю в отношении Сумарокова Е.А. составлен протокол N 23 АП 179423 об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которому 11 февраля 2018 г. в 23 часа 20 минут по адресу: Краснодарский край, ст-ца Динская, ул. Железнодорожная, д. 71, Сумароков Е.А., управляя автомобилем. на неоднократные требования сотрудника полиции об остановке транспортного средства не реагировал, после остановки пытался скрыться, отказался в присутствии понятых передать сотруднику полиции по его требованию документы на право управления транспортным средством, при посадке в служебный автомобиль упирался руками и ногами, воспрепятствовав исполнению сотрудником полиции служебных обязанностей.

Упирался руками и ногами. Какой нехороший гражданин! Интересно, почему? Может, что-то незаконное ИДПС пытался сделать?

. постановлением судьи Динского районного суда Краснодарского края от 11 февраля 2018 г., оставленным без изменения решением судьи Краснодарского краевого суда от 19 апреля 2018 г. и постановлением заместителя председателя Краснодарского краевого суда от 9 апреля 2019 г., Сумароков Е.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 1000 рублей.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Гражданин с этим не согласился. И его поддержал Верховный суд.

При рассмотрении жалобы на постановление о привлечении Сумарокова Е.А. к административной ответственности судья Краснодарского краевого суда, установив, что в протокол об административном правонарушении внесены изменение даты его составления и дополнение события административного правонарушения, а также в нем неверно указана дата совершения административного правонарушения, признал данный протокол недопустимым доказательством по делу. Сведений о том, что Сумароков Е.А. присутствовал при внесении соответствующих изменения и дополнения, а равно о том, что он был извещен о месте и времени их внесения, не имеется.

Суд не учел, что в протоколе об административном правонарушении преступным образом, подленько изменили дату его составления, а также отразили новые деяния. При этом гражданина об этом не известили. В вышестоящей инстанции протокол признали недопустимым доказательством, но дело не прекратили, так как других доказательств, по мнению судьи, было достаточно.

Решение ВС РФ

Верховный суд не согласился с нижестоящими инстанциями. Если протокол об АПН признан недопустимым доказательством, следует отменить постановление о привлечении к ответственности и прекратить производство по делу. Так ВС РФ и поступил.

Несоблюдение требований названного Кодекса при составлении протокола об административном правонарушении повлекло нарушение права на защиту лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела, а также законность принятых решений, однако оставлено судебными инстанциями без должного внимания вопреки положениям статей 24.1, 26.1 названного Кодекса.

Установив, что протокол об административном правонарушении составлен с существенным нарушением процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, влекущим признание данного протокола недопустимым доказательством по делу, надлежало принять решение об отмене постановления о привлечении к административной ответственности и прекращении производства по делу, что соответствует требованиям пункта 4 части 2 статьи 30.17 названного Кодекса, согласно которым по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление судьи Динского районного суда Краснодарского края от 11 февраля 2018 г., решение судьи Краснодарского краевого суда от 19 апреля 2018 г. и постановление заместителя председателя Краснодарского краевого суда от 9 апреля 2019 г., вынесенные в отношении Сумарокова Е.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не могут быть признаны законными и обоснованными, они подлежат отмене.
Производство по делу подлежит прекращению на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного суда Российской Федерации постановил:

  • жалобу Сумарокова Е.А. удовлетворить. Постановление судьи Динского районного суда Краснодарского края от 11 февраля 2018 г.,
  • решение судьи Краснодарского краевого суда от 19 апреля 2018 г. и постановление заместителя председателя Краснодарского краевого суда от 9 апреля 2019 г., вынесенные в отношении Сумарокова Е.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.
Читайте так же:  Нарушение общественного порядка какая статья

Документ: Постановление ВС РФ от 08.11.2019 г. № 18-АД 19-64.

Вопрос

Интересно, не стыдно ли действующим лицам, не заметившим очевидного, которое даже первокурснику юрфака бросится в глаза? Или псевдопрестиж правоохранителей важнее?

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС объяснил, когда протокол ГИБДД является недействительным

Верховный суд (ВС) РФ снова выступил на стороне водителей, указав инспекторам ГИБДД на необходимость составлять протоколы без ошибок и заполнять все графы документа: любой промах автоинспектора трактуется в пользу автомобилистов и является поводом вернуть им право садиться за руль.

До высшей инстанции с жалобой дошёл житель Москвы, которого сотрудники ГИБДД остановили на Рублевском шоссе. Они составили на водителя Land Rover Freelander II протокол об отказе пройти медосвидетельствование, и на основе этого документа сначала мировой суд столичного района Кунцево лишил его прав вождения и оштрафовал на 1,5 тысячи рублей, а затем Мосгорсуд признал это решение законным. Тогда автолюбитель обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Сергей Никифоров обнаружил в протоколе целый ворох нарушений, который подробно проанализировал.

ВС напоминает, что к числу доказательств по делу об административном правонарушении относится протокол об административном правонарушении, в котором, согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, должны отражаться:

— событие административного правонарушения,

— место и время совершения административного правонарушения.

«Установление места и времени совершения административного правонарушения имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, в частности для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности.

Протокол об административном правонарушении — это процессуальный документ, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение», — отмечает ВС.

При этом в деле московского водителя протоколы содержали разные данные о времени совершения правонарушения: согласно одному документу правонарушение произошло в 2 часа 40 минут, а согласно другому — на сорок минут позже (в 3 часа 20 минут).

Эту ошибку судья ВС РФ счёл существенной.

Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются их права и обязанности, о чем обязательно делается запись в протоколе.

Игнорирование этого требования приводит к тому, что доказательства по делу признаются судами недопустимыми, подчеркивает высшая инстанция. Она ссылается на пункт 18 постановления пленума от 24 марта 2005 года №5 — при рассмотрении дела собранные доказательства должны оцениваться с позиции соблюдения требований закона при их получении.

«Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ и статьей 51 Конституции», — указывает ВС.

В данном случае в протоколе не отображено, что водителю разъяснили положения статьи 25.1 КоАП: в соответствующей графе документа его подпись отсутствует. Нет в деле и расписки о разъяснении автовладельцу его прав.

«Изложенное свидетельствует о том, что привлечённый к административной ответственности не был осведомлен об объеме предоставленных ему процессуальных прав, что повлекло нарушение его права на защиту», — отмечает ВС РФ.

Понятые и Конституция

Высшая инстанция напоминает, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ).

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями привлекаемого к ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП РФ).

Не допускается использование доказательств, если они получены с нарушением закона, а отсутствие разъяснений норм КоАП и Конституции понятым относится к подобным нарушениям, отмечает ВС.

Он ссылается на письменные объяснения двух понятых, из которых усматривается, что им не были разъяснены положения статьи 25.1 КоАП и нормы статьи 51 Конституции, так как в документах нет их подписи об этом.

«Следовательно, протокол об административном правонарушении и письменные объяснения понятых являются недопустимыми доказательствами по делу и не могли быть использованы судом при вынесении постановления», — подчеркивает судья.

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП дело должно быть рассмотрено с участием привлекаемого к ответственности, а исключение составляют случаи, когда имеются данные о надлежащем извещении правонарушителя о процессе, на который он добровольно и без уважительной причины не явился.

Но в материалах рассматриваемого дела информация о надлежащем извещении водителя Land Rover о предстоящем судебном процессе отсутствует.

«Аналогичная информация отсутствует и в отчете автоматизированной информационной системы «ПК Мировые судьи». Из истории операции доставки регистрируемых почтовых отправлений уведомление об извещении (водителя) о дате судебного заседания находилось в стадии «обработка».

Таким образом, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие (водителя), который не был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела», — считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что все ошибки, допущенные сотрудниками ГИБДД и судами, являются существенными, а значит нельзя считать, что по делу принято справедливое и верное решение. В связи с этим ВС не только отменил решение о лишении водителя прав и наложении на него штрафа, но и прекратил административное преследование автомобилиста в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было принято решение.

Адвокаты хотят исключить преюдициальность протокола об административном правонарушении

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, советник ФПА РФ Юрий Костанов и адвокат АП г. Москвы Мария Серновец подготовили новый вариант проекта поправок (имеется в распоряжении «АГ») в КоАП РФ, предусматривающих доступ защитника к доверителю с момента его задержания по делу об административном правонарушении.

Читайте так же:  Административный кодекс неуплата штрафа

Напомним, в июне 2017 г. «АГ» сообщала о предложении адвокатов включить в ст. 25.1, 25.3, 25.5, 27.3 и 27.4 КоАП РФ указание об участии в деле защитника и о получении им, как и привлекаемым к административной ответственности лицом, копий соответствующих процессуальных документов. Кроме того, законопроектом предлагалось предоставить задержанным право на один телефонный звонок – адвокату либо родственнику, чтобы обеспечить своевременное информирование защитника о начатом административном производстве.

Тогда Юрий Костанов пояснял, что поправки необходимы поскольку по действующему КоАП РФ защитник вступает в производство по административному делу с момента его возбуждения, а само дело считается возбужденным с момента задержания и доставления подозреваемого или обвиняемого. Однако в статьях Кодекса, посвященных правам лиц, привлекаемых к административной ответственности, и регламентирующих предшествующие судебному рассмотрению стадии процесса, – о доставлении и административном задержании – об участии защитника не упоминается. Член СПЧ подчеркивал, что сотрудники правоохранительных органов игнорируют взаимосвязь этих норм и препятствуют доступу адвокатов к их доверителям с момента задержания. «В этой связи мы считаем, что нормы закона должны быть самодостаточными», – заключил он.

Свой законопроект Юрий Костанов передал Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, которая поддержала инициативу. В декабре 2017 г. стало известно, что Аппарат Уполномоченного готовит поправки о распространении гарантий оказания бесплатной юридической помощи на ряд статей Кодекса об административных правонарушениях РФ, текст которого будет учитывать и предложения Юрия Костанова, и Марии Серновец. В пресс-службе Татьяны Москальковой не смогли оперативно предоставить ответ на вопрос о дальнейшей судьбе данного документа.

Дополненная версия законопроекта Юрия Костанова содержит ряд новых положений. В частности, предлагается новая редакция ч. 2 ст. 27.2 «Доставление» КоАП РФ: «Доставление лица, задержанного за совершение административного правонарушение, в орган или к должностному лицу, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, осуществляется в срок не позднее 3 часов с момента задержания».

Часть 3 этой же статьи также предложено изменить следующим образом: «О доставлении составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании. Доставленному лицу в течение одного часа разъясняются основания и причины доставления, его права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом. Копия протокола о доставлении вручается доставленному лицу, о чем в соответствующем протоколе делается отметка, удостоверяемая подписью доставленного».

В ст. 27.15 «Привод» предлагается указать, что лицо, в отношении которого осуществляется привод, пользуется теми же правами и несет те же обязанности, что и лицо, подвергнутое доставлению в соответствии со статьей 27.2 КоАП РФ.

Значительные изменения предложено внести в ч. 2 ст. 26.2 Кодекса, которой устанавливается перечень доказательств по делу об административном правонарушении. Как отметили авторы инициативы, сейчас главное место в этом перечне занимает протокол об административном правонарушении: «Такая законодательная конструкция фактически придает таким протоколам преюдициальное значение, по крайней мере в тех случаях, когда решение по делу принимает не то должностное лицо, которое составило протокол, а другое должностное лицо, уполномоченный орган либо суд (судья)».

В пояснительной записке отмечается, что преюдициальное значение таким протоколам придается потому, что основным их содержанием является утверждение о виновности в совершении административного правонарушения лица, в отношении которого ведется дело. «Несмотря на то что в соответствии со ст. 26.11 КоАП никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу, правоприменительная практика фактически придает протоколам об административных правонарушениях преюдициальное значение», – указали авторы поправок.

В целях обеспечения беспристрастной и объективной оценки доказательств предлагается признавать доказательством не протокол об административном правонарушении, а протоколы, содержащие описание местности, помещений, предметов, вещей и документов, а также протоколы, содержащие описание действий должностных лиц и результатов этих действий. Также в перечень доказательств предлагается включить объяснения лица, в отношении которого ведется дело, показания потерпевшего и свидетелей, показания и заключения эксперта или специалиста, а также показания специальных технических средств и вещественные доказательства.

В комментарии «АГ» Юрий Костанов пояснил, что решение дополнить прошлогодний законопроект во многом связано с делом адвоката Михаила Беньяша. Он пояснил, что в постановлении об административном аресте Беньяша на 14 суток основным доказательством стал протокол об административном правонарушении. «Это документ, составленный людьми, которые его задержали, и в котором излагается их версия. Этому протоколу придано значение преюдициальное, и это совершенное безобразие. Это как если бы в уголовном процессе обвинительное заключение имело преюдициальное значение. Хотя де-факто наши судьи уже давно обвинительные заключения копируют в приговор, изменяя заголовок и подпись, но это же не правосудие, а произвол», – подчеркнул Юрий Костанов, добавив, что именно поэтому предлагается в качестве доказательств принимать только протоколы, содержащие объективную информацию.

Как отметил советник ФПА, когда идет речь о данных, которые предоставляют сотрудники полиции, задержавшие гражданина, необходимо взять у них объяснения, вызывать в качестве свидетелей в зал судебного заседания и опрашивать с участием защитника привлекаемого к ответственности лица.

Говоря о необходимости закрепить в КоАП положения о предоставлении защитника с момента задержания за совершение административного правонарушения, Юрий Костанов заметил, что это выгодно как гражданам, так и правоохранителям. «Во-первых, тогда станет меньше ситуаций, когда задержанные подвергаются насилию. Во-вторых, жалоб на действия полиции станет меньше, так как если никаких побоев на самом деле не было и все происходило в присутствии адвоката, то и никаких ложных обвинений допущено не будет, – пояснил он. – Если те, кто задерживал, действительно преследовали правомерные цели, тогда они себя этим защитят».

Как сообщил Юрий Костанов, новый законопроект будет вновь представлен Уполномоченному по правам человека, направлен в Совет Федерации, в Совет по правам человека, в Федеральную палату адвокатов. Также он сообщил, что на предстоящей встрече Владимира Путина с членами СПЧ он планирует привлечь внимание Президента к данной проблеме и донести до его сведения информацию о предложенных поправках.

Читайте так же:  Возражение на апелляционную жалобу по административному делу
Видео (кликните для воспроизведения).

Комментируя законопроект, исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков отметил, что содержит крайне важные позиции, направленные на обеспечение соблюдения конституционных прав граждан в процедуре привлечения к административной ответственности. «Практика показывает, что в стадии возбуждения дела об административном правонарушении нередко в отношении гражданина уже применяются правоограничения, а иногда и в течение достаточно длительного времени, а вот воспользоваться помощью защитника или иным образом реализовать свое право на защиту гражданин не может. Законопроект достаточно четко решает эту проблему», – указал он.

В то же время Андрей Сучков отметил, что помимо новелл, направленных на защиту прав лиц, в отношении которых ведется дело об административном правонарушении, документ содержит и дискуссионные моменты: «Действительно, практика показывает, что протокол об административном задержании нередко превращается в “главное” доказательство по делу. Но такой подход является нарушением положений ст. 26.11 КоАП РФ о том, что никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу. Не уверен, что случаи негативного правоприменения могут служить основанием для формирования общего правила об исключении протокола об административном правонарушении из перечня доказательств (предлагаемые изменения в ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ)», – заключил исполнительный вице-президент ФПА. При этом он добавил, что законопроект «содержит крайне важные и актуальные положения и заслуживает всяческой поддержки».

ВС: Признание административного протокола недопустимым доказательством влечет прекращение производства по делу

Верховный Суд вынес Постановление № 18-АД19-64, в котором указал на недопустимость привлечения лица к ответственности по делу об административном правонарушении в случае, когда в протокол без его ведома были внесены изменения.

11 февраля 2018 г. полицейским ОМВД России по Динскому району ГУ МВД по Краснодарскому краю в отношении Евгения Сумарокова был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.3 КоАП. Согласно протоколу в этот день в 23:20 мужчина, управляя автомобилем, не отреагировал на неоднократные требования полицейского об остановке, а после остановки пытался скрыться, отказался в присутствии понятых передать сотруднику полиции документы на право управления ТС, при посадке в служебный автомобиль упирался руками и ногами, воспрепятствовав исполнению сотрудником полиции служебных обязанностей.

По результатам рассмотрения дела судьей Динского районного суда Краснодарского края была установлена виновность Сумарокова в совершении данного административного правонарушения, постановлением от 11 февраля 2018 г. он привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 19.3 КоАП.

Судья и заместитель председателя Краснодарского краевого суда по итогам рассмотрения жалоб, поданных в порядке ст. 30.1–30.2 и 30.12– 30.14 КоАП соответственно, с выводами судьи районного суда и принятым им решением согласились.

В то же время судья Краснодарского краевого суда признал протокол об административном правонарушении недопустимым доказательством, поскольку в нем была изменена дата составления, дополнено событие правонарушения и неверно указана дата его совершения. Однако судья посчитал, что это не влечет прекращение производства по делу, так как протокол является не единственным доказательством по делу.

Евгений Сумароков обратился в Верховный Суд, в жалобе попросив отменить судебные акты, вынесенные в отношении него по делу об административном правонарушении.

Изучив материалы дела, ВС указал, что сведения, которые должны быть указаны в протоколе, предусмотрены ч. 2 ст. 28.2 КоАП. Он отметил, что в соответствии с данной нормой в протоколе об административном правонарушении указываются, в том числе, время его составления и событие правонарушения. При этом все обстоятельства, относящиеся к событию правонарушения, подлежат выяснению и доказыванию по делу об административном правонарушении.

Высшая инстанция напомнила, что в силу ст. 28.2 КоАП протокол составляется с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом. Указанные лица вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу.

ВС указал, что согласно ч. 4.1 ст. 28.2 КоАП в случае неявки физлица, юрлица или их законных представителей, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, если они извещены в установленном порядке, протокол составляется в их отсутствие. Копия протокола об административном правонарушении направляется лицу, в отношении которого он составлен, в течение трех дней со дня его составления. «В силу положений приведенных выше норм изменение, дополнение сведений, ранее отраженных в протоколе об административном правонарушении, могут быть внесены в данный протокол в отсутствие лица, в отношении которого он составлен, только при наличии сведений о его надлежащем извещении о месте и времени внесения соответствующих изменений, дополнений», – заключил ВС.

При этом он указал, что сведений о том, что Сумароков присутствовал при внесении соответствующих изменений и дополнений, а равно о том, что он был извещен о месте и времени их внесения, не имеется. В то же время ВС отметил, что судья Краснодарского краевого суда сделал неверный вывод о том, что признание указанного протокола недопустимым доказательством по делу не влечет прекращение производства по делу.

Суд сослался на п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП и п. 4 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и указал, что в том случае, когда протокол составлен неправомочным лицом либо когда протокол или другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно, на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 Кодекса необходимо вынести определение о возвращении протокола и других материалов дела в орган или должностному лицу, которым составлен протокол.

Верховный Суд заметил, что существенное нарушение при составлении протокола требований КоАП является основанием для возвращения протокола составившему его должностному лицу: «Такая возможность утрачена, возвращение протокола для устранения недостатков после начала рассмотрения дела об административном правонарушении нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрено, устранение допущенного нарушения на стадии рассмотрения дела и жалоб невозможно».

Читайте так же:  Административный арест комментарии

ВС посчитал, что несоблюдение требований КоАП при составлении протокола повлекло нарушение права на защиту лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела, а также законность принятых решений, однако оставлено судебными инстанциями без должного внимания вопреки положениям ст. 24.1, 26.1 Кодекса.

Высшая инстанция указала: при установлении, что протокол составлен с существенным нарушением процессуальных требований КоАП, влекущим признание его недопустимым доказательством по делу, надлежало принять решение об отмене постановления о привлечении к административной ответственности и прекращении производства по делу. Это, отметил ВС, соответствует требованиям п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, согласно которым по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных ст. 2.9, 24.5 КоАП, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП прекратил производство по делу об административном правонарушении.

В комментарии «АГ» адвокат АП Санкт-Петербурга Никита Тарасов назвал доводы высшей судебной инстанции убедительными, а судебный акт в целом – справедливым. По его мнению, ВС РФ абсолютно обоснованно прекратил производство по делу об административном правонарушении, так как указанные в судебном акте недостатки протокола препятствовали рассмотрению дела нижестоящими судами.

«В то же время достаточно непоследовательной выглядит правовая позиция Краснодарского краевого суда, который, признав протокол об административном правонарушении недопустимым доказательством, не прекратил дело», – указал Никита Тарасов. Он заметил, что в силу ч. 2 ст. 26.2 КоАП к доказательствам по делу об административном правонарушении относится не только протокол об административном правонарушении, однако он представляет собой документ, содержащий описание самого инкриминируемого деяния и другие важные для рассмотрения дела сведения (например, объяснение привлекаемого к ответственности лица). Также данный документ свидетельствует о соблюдении (несоблюдении) процедуры привлечения лица к административной ответственности, в том числе о создании условий для реализации права на защиту.

«Действительно, в практике иногда возникают случаи, когда в протокол об административном правонарушении необходимо внести изменения (например, когда допускается техническая ошибка или описка). Но внесение таких изменений должно происходить с обязательным уведомлением лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, с тем чтобы оно имело возможность дать необходимые объяснения с учетом внесенных изменений», – отметил Никита Тарасов.

Адвокат указал, что в связи с участившимися в последнее время случаями привлечения граждан к ответственности по ст.19.3 КоАП РФ позицию нижестоящих судов, по сути, не отреагировавших должным образом на допущенные нарушения при составлении протокола, можно назвать тенденциозной.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва отметила, что положительно относится к постановлению Верховного Суда. По ее словам, протокол по делу об административном правонарушении очень часто выступает в качестве единственного доказательства, имея в правоприменении «обвинительный» уклон: «Даже если в протоколе замечены недостатки, суд, как правило, использует формулировку о том, что в деле имеются другие доказательства».

Ольга Рогачёва отметила, что основные действия судьи, направленные на доказательственную оценку данного документа, совершаются при подготовке дела к рассмотрению, и именно на этом этапе судья наделен специфическими полномочиями по возвращению протокола в орган, его составивший, для устранения выявленных недостатков. «Однако представим себе, что существенные недостатки протокола обнаружены только в ходе судебного заседания, когда возможность его возвращения не допускается. На мой взгляд, если такие недостатки нельзя восполнить при рассмотрении дела, то протокол об административном правонарушении должен быть признан недопустимым доказательством, а производство по делу прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием события административного правонарушения. Именно это и подтверждается постановлением Пленума ВС», – подчеркнула адвокат.

Она добавила, что доводы о недопустимости конкретного доказательства, в том числе протокола по делу об административном правонарушении, могут быть изложены как в ходе рассмотрения дела, так и в жалобе на постановление или решение по делу об административном правонарушении. Ольга Рогачёва заметила, что такой подход согласуется и с позицией Европейского Суда, который исходит из того, что применительно к административным правонарушениям права, предоставленные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, могут быть гарантированы не столь полным образом, как в случае уголовных преступлений. «С этой точки зрения незамедлительный судебный контроль допустим лишь в тех случаях, когда отсроченный судебный контроль не является эффективным средством защиты нарушенных прав, способным в достаточной мере обеспечить их восстановление», – резюмировала Ольга Рогачёва.

Статья 26.2. Доказательства

1. Анализ правил ч. 1 ст. 26.2 позволяет сделать ряд выводов:

1) в них дается легальное (но только для целей КоАП) определение доказательств по делу об административных правонарушениях;

2) признаками доказательства являются:

а) любые фактические данные (т.е. действия, события, иные факты, которые имели место и причинно связаны с совершением административного правонарушения);

б) обстоятельства, на основании которых судья, орган, должностное лицо (осуществляющие производство по делу об административных правонарушениях) устанавливают наличие либо отсутствие события административного правонарушения, виновность (либо, наоборот, невиновность) привлекаемого к административной ответственности лица;

в) иные обстоятельства, характеризующие субъект административного правонарушения (например то, что он неоднократно нарушал КоАП), объективную сторону административного правонарушения (например, ущерб имуществу, вред, причиненный состоянию здоровья людей), время, место, способ совершения административного правонарушения (см. об этом также коммент. к ст. 26.2);

3) доказательства могут представлять как лицо, в отношении которого ведется производство по делу, так и потерпевший, а также прокурор либо они могут быть истребованы самими судьями, органами, должностными лицами, в т.ч. в порядке поручений и запросов (см. коммент. к ст. 26.9, 26.10).

Читайте так же:  Кто подписывает декларацию пожарной безопасности

2. Применяя правила ч. 2, 3 ст. 26.2, нужно иметь в виду, что:

1) в них обобщенным образом перечислены виды доказательств по делу об административных правонарушениях (отдельным видам доказательств посвящены самостоятельные статьи КоАП, например, вещественным доказательствам посвящена ст. 26.6, такому виду доказательств, как документы, — ст. 26.7). В практике возникает вопрос: являются ли доказательствами протоколы (например, протокол об административном правонарушении, протокол о совершении отдельных принципиальных действий)? Безусловно, являются: дело в том, что они прямо названы в ч. 2 ст. 26.2 как один из видов доказательств. Кроме того, анализ ст. 28.1, 28.3, 28.5 показывает, что в протоколах содержится информация, которая позволяет правильно разрешить дело об административных правонарушениях;

2) в них предусмотрен т.н. принцип допустимости доказательств: при осуществлении производства по делу об административных правонарушениях нельзя использовать доказательства, которые были получены с нарушением закона (например, если имели место угрозы, насилие со стороны судей, органов, должностных лиц, если несовершеннолетний свидетель был опрошен в отсутствие педагога или психолога, если в качестве эксперта по делу привлечено лицо, которое состоит в родственных отношениях с потерпевшим, см. коммент. к ст. 25.6, 25.12).

Об оценке доказательств см. коммент. к ст. 26.11. О таком виде доказательств, как протокол о взятии проб и образцов, см. коммент. к ст. 26.5. ВС разъяснил, что доказательствами по делу об АП в силу ст. 26.2 и 26.11 являются также Акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Они должны исследоваться и оцениваться в совокупности с другими собранными по делу доказательствами и не могут быть оспорены в порядке гражданского судопроизводства (п. 7 Пост. N 18; п. 6 Обзора от 07.03.07).

Как корректно признать недопустимой копию документа по административному делу?

Ответчик принес в суд копию документа, якобы подтверждающего его правоту, но не принес оригинал. По ГПК, УПК и АПК — это недопустимое доказательство, но в КОАП это четко не сказано. Как грамотно убарть эту копию? На что сослаться? Позиция ответчика раз не запрещено прямо, значит можно.

Ссылайтесь на применение закона по аналогии. И на то что копия сама по себе не может быть признана доказательством (ст. 26.2. КоАП РФ)

оценку этому обстоятельству даст суд в постановлении.

Если дело рассматривается в рамках главы 29 КоАП РФ, то согласно ст.26.2 КоАП РФ документы могут не использоваться в качестве доказательств, если не подтверждена их аутентичность оригиналу, о чем стоит заявить ходатайство.

То что нужно. Спасибо!

Есть такая статья и в КАС РФ, Если у вас истец и ответчик., значит это КАС, Почему нет?

КАС РФ Статья 61. Допустимость доказательств

1. Доказательства являются допустимыми, если они отвечают требованиям, указанным в статье 59 настоящего Кодекса. Обстоятельства административного дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими иными доказательствами.

2. Суд признает доказательства недопустимыми по письменному ходатайству лица, участвующего в деле, или по собственной инициативе.

3. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательств из административного дела ввиду их недопустимости бремя доказывания обстоятельств, на которых основано ходатайство, возлагается на лицо, заявившее ходатайство.

Копия протокола является допустимым доказательством, если недостоверность сведений в нем не доказана и не установлена в ходе судебного разбирательства. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указаны какие существенные нарушения протокола. Копия существенным нарушением не является.

Оригинал судебного постановления существует в единственном экземпляре и находится в самом деле, на руки он не выдается никогда и никому. На руки участникам дела и по запросам судебных органов выдается именно копия судебного постановления, заверенная надлежащим образом, прошитая и пронумерованная согласно инструкции по делопроизводству в районных и мировых судах. Согласно ст. 29.11. КОАП РФ:

2. Копия постановления по делу об административном правонарушении вручается под расписку физическому лицу, или законному представителю физического лица, или законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, а также потерпевшему по его просьбе либо высылается указанным лицам по почте заказным почтовым отправлением в течение трех дней со дня вынесения указанного постановления.

Копии документов не заверенные надлежащим образом, не могут быть доказательствами по делу об АП.

Пунктом 2.1.29 Государственного стандарта РФ ГОСТ Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения», утвержденного

м Госстандарта России от, предусмотрено, что копией документа является документ, полностью воспроизводящий информацию подлинного документа и все его внешние признаки или часть их, не имеющий юридической силы. Пунктом 2.1.30 названного Стандарта установлено, что заверенной копией документа является копия документа, на которой в соответствии с установленным порядком проставляют необходимые реквизиты, придающие ей юридическую силу.

Под «надлежащим образом заверенной копией» следует понимать, как нотариально заверенную копию документа, свидетельствование верности которой производилось нотариусом в соответствии с требованиями ст. 48, 77, 79 Основ законодательства РФ о нотариате, так и копию документа, заверенную юридическим лицом с соблюдением требований вышеназванных ГОСТов. При этом по второму виду копий (не нотариально заверенных) следует отметить, что данный вид копий можно признать «надлежащим образом заверенными» только в том случае, если юридическое лицо, заверившее названные копии, имело правомерный доступ к подлиннику документа. Также к «надлежащим образом заверенным копиям» относятся копии документов, заверенные судами в соответствии с требованиями АПК РФ и ГПК РФ, а также должностными лицами налоговых органов в соответствии с нормами НК РФ.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вот на это и нужно ссылаться в деле. На это ссылаются очень часто судьи при рассмотрении дел об АП.

Источники

Доказательство административного правонарушения протокол
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here