Проблема согласия потерпевшего в российском уголовном праве

Сегодня рассмотрим материал на тему: "Проблема согласия потерпевшего в российском уголовном праве", собранный из ведущих авторитетных источников. На все вопросы вам готов ответить дежурный юрист.

Сравнительное уголовное право

Согласие потерпевшего на причинение вреда

Согласие потерпевшего на причинение вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния, является одним из наиболее дискуссионных вопросов в современном уголовном праве.

В настоящее время общие, «универсальные» нормы о причинении вреда какому-либо благу с согласия потерпевшего содержатся в уголовном законодательстве лишь отдельных государств.

Такое положение связано с тем, что современное уголовное право регулирует причинение с согласия потерпевшего только двух категорий вреда, а именно жизни и здоровью. Всякий прочий вред (имущественный, моральный) может причиняться по согласию потерпевшего без каких бы то ни было ограничений, если только не затрагивает прав и законных интересов третьих лиц. Поэтому уголовные нормы о причинении вреда с согласия (по просьбе) потерпевшего носят, как правило, специальный, а не общеотраслевой характер.

Так, специальные статьи или отдельные нормы, посвященные убийству с согласия или по просьбе потерпевшего, имеются в УК примерно четверти стран мира.

В УК РФ согласие на причинение вреда не упомянуто в числе ОИПД. Мнения в российской уголовно-правовой науке по данному вопросу разделились. Однако преобладает все же подход в пользу признания такого обстоятельства (разумеется, с определенными оговорками). Так, еще в советских учебниках уголовного права указывалось: «согласие потерпевшего является обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность деяний, посягающих на личность и ее права, которые находятся в свободном распоряжении потерпевшего».

В современной литературе отмечается, что «согласие потерпевшего в соответствии с российской уголовно-правовой доктриной и сложившейся судебной практикой устраняет ответственность за причинение вреда при наличии определенных условий:

  1. согласие на причинение вреда должно касаться прав и интересов, которыми лицо имеет право свободно распоряжаться;
  2. согласие не должно быть направлено на причинение вреда другим лицам, государственным или общественным интересам;
  3. согласие должно быть дано до совершения деяния. Согласие, данное после причинения вреда, может рассматриваться как прощение виновного, примирение с ним».

Хотя в большинстве стран мира в УК отсутствуют общие нормы о согласии на причинение вреда здоровью, практически в любом Кодексе есть нормы частного характера, имеющие отношение к данной проблеме. Например, нормы об ответственности за незаконное производство абортов или незаконное врачевание. В обоих случаях деяние совершается с согласия потерпевшего, однако законодатель, проявляя заботу о здоровье населения, не считает такое согласие основанием для освобождения от ответственности.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В значительном количестве стран, где в качестве исключающего ответственность (преступность деяния) обстоятельства предусмотрен обоснованный риск, данный субинститут как бы поглощает многие случаи согласия потерпевшего на причинение вреда (в спорте, медицине, науке и т.д.). Особенно очевидным это становится при анализе соответствующих норм УК Беларуси, Литвы, Польши и штата Пенсильвания (США).

Так, по УК Беларуси риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой наступления смерти или причинения тяжкого телесного повреждения лицу, не выразившему согласия на то, чтобы его жизнь или здоровье были поставлены в опасность. Согласно ч. 3 ст. 35 УК Литвы и § 3. ст. 27 УК Польши научный эксперимент запрещен при отсутствии свободного согласия участника в эксперименте, информированного о возможных последствиях.

В соответствии с УК штата Пенсильвания «когда поведение преследуется как преступление, потому что оно причиняет телесное повреждение или грозит его причинением, согласие на такое поведение или причинение повреждений является основанием для защиты, если: поведение или повреждение было разумно предвиденным риском совместного участия в законном атлетическом соревновании или спортивном состязании».

В некоторых других странах (Бруней, Индия, Италия, Сингапур) согласие потерпевшего на причинение вреда фактически объединено законодателем в один субинститут с обоснованным риском. Например, согласно ст. 50 УК Италии освобождается от уголовной ответственности лицо, которое причиняет ущерб или подвергает опасности право с согласия другого лица, уполномоченного распоряжаться этим правом.

Основными условиями, при которых возможно освобождение от уголовной ответственности лица, причинившего вред в связи с согласием на то потерпевшего, являются а) допустимость и б) действительность согласия (просьбы) потерпевшего.

Допустимость согласия означает, что в соответствии с правовыми и моральными устоями данного общества потерпевший вправе самостоятельно распоряжаться правом (благом), на причинение ущерба которому он дает согласие.

В общем виде условие допустимости согласия сформулировано в УК Италии, Колумбии, Коста-Рики, Мексики, Перу, Португалии, Румынии, Сан-Марино. Так, согласно ст. 50 УК Италии освобождается от уголовной ответственности лицо, которое причиняет ущерб или подвергает опасности право с согласия другого лица, которое может распоряжаться этим правом на законном основании.

По УК Перу от уголовной ответственности освобожден тот, кто действует с действительного согласия владельца юридического блага, находящегося в свободном распоряжении. По УК Сан-Марино ненаказуемо всякое лицо, которое причиняет ущерб либо угрожает благополучию с законно выраженного согласия лица, которое вправе давать такое согласие.

Таким образом, допустимым в принципе считается согласие в отношении юридического блага, которое в данной стране признается свободно отчуждаемым. Как указывалось выше, практически повсеместно таковыми признаются имущественные и некоторые личные права.

Однозначно не подлежащим свободному распоряжению признается право на жизнь. Во всех странах мира законодатель запрещает причинение смерти лицу с согласия или по просьбе последнего, каковы бы ни были обстоятельства. Исключение составляют всего две страны — Нидерланды и Бельгия, узаконившие активную эвтаназию в 2002 году. Гораздо сложнее обстоит дело с согласием потерпевшего на причинение ему телесного вреда.

По данному вопросу у национальных законодателей наблюдаются различные подходы, основные из которых можно свести к следующим:

  1. причинение указанного вреда уголовно не наказуемо, за исключением некоторых случаев;
  2. причинение телесного вреда с согласия потерпевшего является смягчающим обстоятельством или привилегированным составом преступления;
  3. согласие потерпевшего никак не влияет на ответственность.

Первый подход отражен в УК большинства бывших британских колоний, которые запрещают причинение с согласия потерпевшего только тяжкого вреда здоровью или увечья. Аналогичные нормы существуют и в некоторых других странах. Согласно ст. 114 УК Парагвая согласие потерпевшего устраняет ответственность за причинение телесного вреда, исключая умышленный тяжкий вред.

Читайте так же:  Сроки рассмотрения жалоб по административным делам

В соответствии с ч. 1 § 90 УК Австрии, § 226а УК Германии, ч. 2 ст. 308 УК Греции и ч. 2 ст. 149 УК Португалии нанесение потерпевшему телесных повреждений с его согласия не считается противоправным, за исключением случаев, когда данное деяние нарушает общепринятые моральные нормы.

Как смягчающее обстоятельство причинение вреда здоровью с согласия потерпевшего рассматривается в УК Испании.

Привилегированным составом преступления причинение телесного вреда с согласия потерпевшего признается в УК Боливии и Сальвадора.

Не влияет на ответственность лица, совершившего преступление против жизни или здоровья, согласие потерпевшего по УК Андорры.

Наконец, есть страны, где законодатель допускает причинение телесных повреждений с согласия потерпевшего только для общественно полезных целей, под которыми понимаются, прежде всего, случаи медицинской помощи. К ним относятся Испания, Коста-Рика, Сальвадор.

По УК Испании и Сальвадора заключенное свободное соглашение освобождает от наказания в случае трансплантации органов, произведенной в соответствии с законом, стерилизации и операции по изменению пола.

Согласно ст. 129 УК Коста-Рики не наказуемы только телесные повреждения, которые причиняются потерпевшему с его согласия, когда это делается в интересах здоровья других лиц.

Во всех прочих странах мира также не существует уголовной ответственности за причинение телесного вреда лицу с его согласия в медицинских целях, т.е. для пользы самого лица или третьих лиц (при трансплантации). Однако исключение уголовной ответственности в этих странах основано на иных нормах и принципах уголовного права, например, ввиду отсутствия в деянии общественной опасности, противоправности и т.д.

Под действительным согласием понимается предварительное, осознанное, добровольное и надлежаще оформленное волеизъявление дееспособного лица на причинение ему вреда.

Примерами такого согласия могут служить контракт со спортивным клубом на участие в тренировках и соревнованиях по боксу или письменное разрешение пациента на проведение в отношении него неэкстренной хирургической операции.

Как показывает анализ действующих Уголовных кодексов, законодатель уделяет проблеме действительности согласия потерпевшего на причинение вреда весьма значительное внимание.

Так, согласно УК Испании не считается законным соглашение с лицом, не достигшим восемнадцати лет, или недееспособным. При этом в случае трансплантации органов, стерилизации и операции по изменению пола не считается действительным согласие, которое было фальсифицировано, получено за плату или согласившийся был несовершеннолетним или недееспособным.

По УК Сан-Марино согласие потерпевшего на причинение вреда не имеет законной силы, если оно получено насильственным путем, либо было дано в силу очевидного заблуждения, получено с помощью обмана либо выражено лицом, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, либо лицом, не способным выразить осознание им значения совершаемого деяния и волеизъявление.

В соответствии с п. «с» § 311 УК штата Пенсильвания (США) не является действительным согласие, если:

«(1) оно дано лицом, не имеющим законных полномочий разрешать поведение, преследуемое как преступление;

(2) оно дано лицом, которое по причине малолетства, психического заболевания или умственной неполноценности либо опьянения неспособно или, как известно исполнителю, будет неспособно принять разумное решение, касающееся характера или безвредности поведения, преследуемого как преступление;

(3) оно дано лицом, чье непредусмотрительное согласие подпадает под запрет, установленный в законе, определяющем преступление;

(4) оно было получено силой, принуждением или обманом любого рода, запрещенными законом, определяющим преступление».

Аналогичные требования к действительности согласия законодатель предъявляет в УК Бруней, Индии, Сингапура, Португалии и ряда других стран.

http://isfic.info/sravn/gran75.htm

Согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность

Неня Б.И.
Российский государственный университет правосудия
студент 4 курса

Вопрос, связанный с уголовно-правовым значением согласия потерпевшего на совершение в отношении него преступления, имеет практическую значимость и является актуальным в наше время. Необходимо сформулировать определение указанного явления. Полагаем, что наиболее точное и развернутое определение дал М.В. Панов, определивший согласие потерпевшего как имеющее значение для квалификации и уголовной ответственности в целом осознанное и добровольное волеизъявление потерпевшего, выраженное до начала действий в понятной виновному форме и детерминирующее противоправное поведение последнего [1].

Данное явление ежедневно встречается в различных сферах жизнедеятельности общества. В качестве примера можно привести ряд правоотношений, в которых с согласия потерпевшего причиняется тот или иной вред: донорство крови, искусственное прерывание беременности, проведение трансплантации органов и тканей человека, причинение вреда здоровью при занятии спортом и т.д.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, предусмотрены только в гл. 8 УК РФ[2], среди положений которой нет норму о согласии потерпевшего. Однако, несмотря на это, в перечисленных выше случаях уголовная ответственность за причинение вреда не наступает. Мнения ученых о том, есть ли необходимость в закреплении данного обстоятельства в УК РФ, рознятся. Одни утверждают, что это необходимо. Например, Э.Л. Сидоренко и М.А. Карабут пишут: «Повышенный интерес науки уголовного права к проблеме согласия пострадавшего во многом обусловлен тем, что оно, не получив определенной оценки в уголовном законе, на практике нередко служит обстоятельством, исключающим преступность деяния. Между тем в российском уголовном праве исключать ответственность могут лишь те обстоятельства, которые прямо предусмотрены уголовным законом. Для придания согласию потерпевшего юридической силы в УК РФ должна быть включена соответствующая норма» [3].

Противоположного мнения придерживался Н.Д. Дурманов: «Авторы, признающие согласие потерпевшего обстоятельством, исключающим преступность деяния, механически соединяют по случайному, внешнему признаку совершенно разнородные по их общественному значению и юридической природе действия. Врачевание, выразившееся в удалении больной части человеческого тела при производстве операции, во введении сильнодействующих веществ, и, с другой стороны, умышленное причинение ранений, отсечение преступником руки или приведение жертвы в бессознательное состояние путем наркотиков имеют только внешнее сходство. Такое врачевание не содержит признаков объективной стороны состава причинения телесных повреждений» [4].

На наш взгляд, вышеперечисленные действия, совершаемые в рамках различного рода правоотношений, не являются общественно опасными, из чего следует, что такие деяния не могут считаться преступными. В связи с этим не усматривается никакой необходимости в уголовно-правовом регулировании данных ситуаций. Однако стоит отметить, что это лишь определенный перечень деяний, являющихся общепринятыми и не опасными по отношению к обществу.

Разумеется, остальные случаи причинения вреда с согласия потерпевшего должны регулироваться уголовно-правовыми нормами. Например, лицо с согласия другого лица ампутирует ему руку с целью избежать призыва на военную службу. Несмотря на то, что ампутация была проведена с согласия потерпевшего, действия злоумышленника все равно будут квалифицироваться по ст. 111 и ч. 5. ст. 33 и ст. 339 УК РФ. Указанное деяние и его цель заведомо противоправны, а значит, являются общественно опасными.

Читайте так же:  Загрязнение окружающей среды электромагнитными излучениями

Напротив, трансплантация органов, которая проводится в специальных учреждениях, регулируется законодательством и в определенных случаях разрешается. Так, в силу ст. 1 Закона РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» [5] трансплантация органов и (или) тканей от живого донора или трупа может быть применена только в случае, если другие медицинские средства не могут гарантировать сохранения жизни больного (реципиента) либо восстановления его здоровья. В результате подобной операции донору заведомо причиняется вред здоровью, однако в данном случае уголовная ответственность не наступает. Если же трансплантация органов проводиться в обход имеющегося законодательства, не имеющими на это права лицами, то в таком случае, даже несмотря на согласие донора, таковые будут нести уголовную ответственность по соответствующим статьям УК РФ.

В связи с этим полагаем, что деяния, связанные с причинением вреда с согласия потерпевшего, совершение которых регламентируется другими отраслями права, не являются общественно опасными и не должны отдельно регулироваться уголовным законодательством. Наоборот, государство, выделяя этот ряд поступков, отражает их общественную полезность, а значит, и допустимость такого поведения.

Стоит отметить, что закрепление данного явления в уголовном законе негативно скажется на эффективности работы правоохранительных органов, а также лиц, осуществляющих предварительное следствие и дознание. По каждому случаю, связанному с причинению вреда с согласия потерпевшего, необходимо будет проводить проверку, будь то трансплантация органов в медицинском учреждении или причинение травмы во время спортивных соревнований. Это приведет к множественному увеличению бессмысленных материалов проверки, а следовательно, и к снижению эффективности правоохранительной деятельности, так как вопроса об уголовной ответственности у правоприменителя в данных случаях обоснованно не возникает.

В заключении стоит отметить, что закрепление указанных форм поведения в уголовном законодательстве лишь формально изменит их статус, с точки зрения правоприменения же ситуация не изменится.

[1] См.: Панов М.В. Согласие потерпевшего как признак привилегированного состава преступления // Уголовное право. 2014. № 1. С. 57.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[3] Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве. СПб., 2007. С. 107.

[4] Дурманов Н.Д. Советское уголовное право: обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния. Вып. 9. М., 1961. С. 4-5.

[5] Закон РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 62.

http://femida-science.ru/index.php/home/vypusk-8/item/251-soglasie-poterpevshego-kak-obstoyatelstvo-isklyuchayushchee-ugolovnuyu-otvetstvennost

Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния

Во­прос о видах таких обстоятельств остаётся дискуссионным в науке уголовного права. Например, А.А. Пионтковский и Н.Г. Кадников к таким обстоятельст­вам относят не только те, которые указаны в уголовном законе, но и иные, определяемые другими отраслями пра­ва. По мнению других исследователей, этот перечень должен быть ограничен нормами уго­ловного закона [121].

В уголовно-правовой литературе к иным обстоятельствам, не содержащимся в УК России, относят: согласии потерпевшего, осуществление своего права, а также исполнение профессиональных функций и обя­занностей.

Согласие потерпевшего. Не считается преступлением причинение вреда охра­няемым интересам, если оно совершено с согласия потер­певшего, в свободном распоряжении которого находится данный интерес. Теория и судебная практика выработали условия правомерности причинения вреда с согласия по­терпевшего.

1. Согласие на причинение вреда дано в отношении таких благ и интересов, которые находятся в его свободном рас­поряжении и круг которых довольно ограничен

: в основ­ном это имущественные права, то есть правомочия по по­воду конкретного имущества. Главное условие – чтобы деяние не охватывало причинение вреда охраняемым инте­ресам третьих лиц (например, уничтожение имущества с согласия потерпевшего общеопасным способом – путём поджога).

2. Согласие должно быть дано в пределах того объёма правомочий, которые дают право лицу свободно распоря­жаться своими правами и интересами

, то есть согласие на причинение вреда наиболее ценным личным правам и ин­тересам субъекта не устраняет преступность деяния. В уголовном законе существуют специальные нормы, кото­рые предусматривают ответственность за причинение вре­да потерпевшему даже в том случае, когда он выразил на это своё согласие (незаконное производство аборта (ст. 123 УК); половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК); умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК). В ситуациях лишения жизни с согласия потерпевшего (эвтаназия) это расценивается как умышлен­ное убийство, но учитывается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

История знает и иное решение вопроса: первая редак­ция УК РСФСР 1922 г. предусматривала, что лишение че­ловека жизни, совершенное из сострадания и по настойчивой просьбе убитого, признаётся непреступным (вскоре эта нор­ма была отменена). Русское дореволюционное уголовное за­конодательство также не уравнивало умышленное убийство с убийством по согласию. В Уложении 1903 г. закреплялось положение об уменьшенной ответственности за убийство, «учиненное по настоянию убитого и из сострадания к нему»[122].

3. Согласие должно быть результатом собственной воли

. Субъект, выразивший согласие, должен быть вменяемым, достигшим возраста, с которого наступает дееспособность. Согласие даётся добровольно, а не вынужденно (под влия­нием обмана или под принуждением). Форма выражения согласия большого значения не имеет, вполне достаточно согласия молчаливого, словес­ного или заявленного конклюдентными действиями (жес­тами).

4. По времени согласие должно предшествовать причи­нению вреда

: согласие следует отличать от прощения, ко­торое возможно сразу после причинения вреда. Согласие, взятое обратно, теряет силу, но только до того, как деяние было совершено (если человек, связанный по его просьбе, потребует освобождения, то дальнейшее удержание его в таком состоянии носит противозаконный характер);

Осуществление своего права. Причинение вреда при осуществлении своих частных прав не признается преступным, если не нарушены преде­лы правомочий, установленные законом.

Выделяют ряд условий правомерности осуществления своего права, оно должно:

быть действительным, то есть принад­лежать лицу на основании какой-либо нормы права;

осуществляться в рамках, определённых законом;

осуществляться в формах, разрешенных законом;

осуществление права не должно вызывать причинения существенного вреда охраняемым интересам или отличать­ся жестокостью.

Читайте так же:  Методы административного правонарушения

Когда лицо нарушает порядок реализа­ции своих законных прав или реализует их в формах, про­тиворечащих закону, а также при осуществлении лицом предполагае­мого права, которое в действительности ему не принадле­жит, может наступить уголовная ответственность за самоуправство (ст. 330 УК РФ).

Исполнение профессиональных функций и обязанностей.Если профессиональные функции исполняются в соот­ветствии с определёнными условиями (условиями право­мерности осуществления деятельности), то исключается их преступность. Таких условий несколько:

Видео (кликните для воспроизведения).

— данная профессиональная деятельность разрешена за­коном, а выполнение обязанностей основано на нормах права;

— деятельность осуществляется строго в пределах и в соответствии с целями, определяемыми законом;

— действия выполняются средствами и способами, ука­занными в соответствующем нормативном акте.

Соблюдение перечисленных условий определяет над­лежащее выполнение профессиональных функций и обя­занностей, что даёт право признать непреступным возмож­но сопутствующее им причинение вреда. Например, спортсмен в спортивном поединке причиняет травму сопернику.

При причинении вреда в связи с ненадлежащим ис­полнением функций и обязанностей виновное лицо может быть привлечено к уголовной ответственности (такие случаи специально указаны в ст. 124, 143, 215, 219, 225, 236, 247, 248, 249, 251, 293 УК РФ). Уголовным кодексом предусмотрена от­ветственность за незаконное осуществление конкретных видов профессиональной деятельности: незаконное производство аборта (ст. 123 УК РФ), незаконное предпри­нимательство (ст. 171 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ).

Следует отметить, что ненадлежащее исполнение про­фессиональных функций и обязанностей совершается с не­осторожной формой вины, а незаконное исполнение такой деятельности предпола­гает только умышленную вину.

Названные обстоятельства, исключающие преступность деяния, в полной мере соответствуют юри­дической природе аналогичных обстоятельств, включен­ных в гл. 8 УК России. По мнению Н.Г. Кадникова, целесообразно внесение их в УК с целью отражения всей системы таких обстоятельств, которые внешне схожи с признаками деяний, предусмотренных Особенной частью УК России, но совершаемы для защиты правоохраняемых интересов или достижения общественно полезных целей[123].

Тема 14. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ

1. Понятие наказания и его признаки.

2. Соотношение понятий уголовного наказания и уголовной

3. Соотношение уголовного наказания с ины­ми мерами государственного принуждения.

http://studopedia.ru/7_46766_inie-obstoyatelstva-isklyuchayushchie-prestupnost-deyaniya.html

Некоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве

Новосельцева Мария Дмитриевна,Магистрантпервого года обучения, Институт права Башкирского государственного университета, г. Уфа[email protected]

Некоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вреда

в уголовном праве

Аннотация.Статья посвящена согласию потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве. По мнению автора,в действующем уголовном законе рассматриваемое обстоятельство не получило должного закрепления. В статье приводится анализ точек зрения на уголовноправовое значение согласия потерпевшего на причинение вреда,высказанных известными российскими правоведами.Ключевые слова:согласие потерпевшего,причинение вреда, общественная опасность.

Ссылки на источники1.Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве. СПб., 2007. С. 1072.Таганцев Н. С. Русское уголовное право: лекции. СПб., 1902. Т. 1. С. 400 –402.3.Сергиевский Н. Д. Русское уголовное право. Часть Общая: пособие к лекциям. СПб., 1905. С. 22.4.Кистяковский А. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. Киев: Типография А. И. Мамонтова и К, 1882. С. 335.5.Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 11 –12.6.Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. Часть Общая. М: Наука, 1970. Т. 2. С. 342 –4017.Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л.: Издво ЛГУ, 1968. Т. 1. С. 460 –465, 518.8.Красиков А. Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов: Издво Саратовского унта, 1976. С. 19.9.Келина С. Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 7.

10КелинаС. Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 7.

http://e-koncept.ru/2016/86331.htm

Статьи по предмету Уголовное право

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

http://justicemaker.ru/view-article.php?id=21&art=298

Согласие потерпевшего в уголовном праве: понятие и признаки

Проблема согласия потерпевшего в науке уголовного права долгое время рассматривалась с точки зрения правовых последствий, наступавших в результате волеизъявления потерпевшего на причинение вреда его правам и законным интересам [1] . В процессе рассуждений о правовой природе данного явления и его положении в системе уголовно-правовых норм за рамками изучения оставались как само понятие «согласие потерпевшего», так и определенные признаки, его характеризующие. Предпринятые некоторыми учеными попытки устранить существующие в этом аспекте пробелы были либо неполными, либо носили эпизодический характер, не раскрывающий всей сущности рассматриваемой проблемы.

Вместе с тем проникновение в сущность и познание своеобразия како­го-либо явления без анализа его понятия невозможно, поскольку именно по­нятие считается «формой мышления, которая отражает существенные свой­ства, связи и отношения предметов и явлений» [2] .

Принимая во внимание всю важность вышеизложенного, считаем целе­сообразным приступить к рассмотрению уголовно — правового значения со­гласия потерпевшего с определения его понятия. Для начала обратимся к се­мантике самого термина «согласие», под которым, в соответствии с толко­выми словарями русского языка, следует понимать «соразмерность, строй­ность, гармонию» [3] , «утвердительный ответ на что-либо, позволение, разре­шение» [4] .

Необходимо отметить, что термин «согласие» в своем первом значении широко используется в философии и в социальных (общественных) науках. Так, в философии под согласием понимается «взаимодействие тел и их сис­тем, как один из распространенных способов их взаимодействия» [5] . В полито­логии согласие представляет собой «достижение консенсуса между преобла­дающим большинством граждан по наиболее важным социальным пробле­мам» [6] , в социологии фундаментальными понятиями, раскрывающими смысл согласия, являются «единство, целостность, мера» [7] , «единомыслие в общест­ве» [8] .

Термин «согласие» во втором понимании, т.е. в форме «утвердительно­го ответа на что-либо, позволения, разрешения», может иметь определенное применение в рамках настоящего исследования, поскольку свидетельствует о непосредственной реализации потерпевшим своей воли [9] .

Говоря о проблеме воли как извечной проблеме философии, необходи­мо отметить, что в философской науке не выработалось единого подхода к ее пониманию. Например, в идеализме под волей понимают независимое от внешних воздействий и обстоятельств и не связанное с объективной необхо­димостью свойство [10] . С точки зрения антропологии воля рассматривается как сознательная, целеустремленная деятельность человека на выполнение тех или иных действий [11] и др.

Читайте так же:  Сколько срок давности по кредиту

Не останавливаясь на подробном изучении всех многочисленных под­ходов к определению воли, следует отметить, что в философии различают процесс возникновения воли и процесс ее воплощения |2 . Именно последний процесс представляет повышенный интерес в рамках исследуемой нами про­блемы. В современном праве (гражданском, конституционном и др.) процесс воплощения воли субъектом права последовательно называется «волеизъяв­лением».

Термин «волеизъявление» фигурирует и в определении согласия по­терпевшего, встречающемся на страницах научной литературы, однако неко­торые авторы употребляют его в сочетании с прилагательным «свободное» («свободное волеизъявление» [12] ). При этом под свободой следует понимать «способность человека овладевать условиями своего бытия, преодолевать за­висимости от природных и социальных сил, сохранять возможности для са­моопределения, выбора своих действий и поступков» |4 .

Однако совместное употребление двух этих терминов, их соединение в одном понятии, на наш взгляд, будет излишним, поскольку «воля — по своей

сущности всегда свободная воля» [13] , «ничто кроме воли, не обладает свобо­дой» [14] . В связи с этим считаем, что для определения понятия «согласие по­терпевшего» достаточно употребления одного термина — «волеизъявление».

Относительно недавно в теории уголовного права возникла и была реализована мысль о выделении общего и уголовно-правового (родового) понятия «согласие потерпевшего». Первым ученым, предпринявшим попыт­ку определить понятие «согласие потерпевшего» в общем плане, был А.Н. Красиков. По мнению данного автора, структура согласия обусловлена взаи­мосвязью субъективного и объективного и представляет собой мотив, цель и результат. На основе данного представления он определил согласие потер­певшего как выражение свободного волеизъявления лица на нарушение сво­их благ или поставление их в опасность (риск) как способ достижения лично­го интереса — с одной стороны, а с другой — поведение третьего лица в рам­ках данного согласия [15] .

Анализируя данное определение, A.A. Арямов и Ю.В. Баулин справед­ливо отметили, что определять согласие потерпевшего через поведение третьих лиц не совсем верно: «В исследуемом институте юридически значи­мое свойство приобретает только инициатор и адресат согласия; третьего не ! 8

Кроме того, разделяя позицию А.Н. Красикова в части, касающейся взаимосвязи субъективного и объективного в согласии лица, A.B. Сумачев счел лишним включение в общее понятие «согласия потерпевшего» указание на результат. Свою позицию он аргументировал тем, что для согласия как общего понятия результат является следствием, наступление же самого ре­зультата выступает признаком не общего, а частнонаучного (далее уголовно — правового) понятия согласия [16] . Верной представляется следующая мысль: «Согласие потерпевшего постольку интересует уголовное право, поскольку оно обусловило причинение уголовно-значимого вреда интересам согласив­шегося способом, формально схожим с составом конкретного преступле- 20

На основании этого было разработано общее и уголовно-правовое по­нятие «согласие потерпевшего». При этом к признакам общего понятия отно­сились лишь признаки, характеризующие общую действенность волеизъявления частного лица (например, наличность, конкретность, добровольность), а в уголовно-правовом понятии «согласия потерпевшего» к названным признакам добавлялся результат [17] . Такой подход к общему и уголовно — правовому понятию «согласие потерпевшего», разработанный указанным автором кажется нам правильным.

Согласие потерпевшего приобретает юридическое значение и может учитываться на практике лишь в случае его соответствия необходимым признакам правомерности.

Как известно, под признаком следует понимать «показатель, примету, знак, по которым можно узнать, определить что-либо» [18] , «отдельное свойство, черта, особенность по которой данный предмет или явление можно отличить от других» [19] .

На настоящий момент времени в отечественной уголовно-правовой доктрине выработан ряд подходов к системе признаков, характеризующих согласие потерпевшего как явление правомерное. Однако существенным не­достатком данных подходов является их узкоспециализированный характер, придающий согласию потерпевшего статус обстоятельства, исключающего преступность деяния. Тем не менее, в рамках перечня признаков, предлагае­мых разными авторами в различные периоды развития уголовно — правовой науки, представляется возможным выделить те, которые обладают универ­сальным характером, т.е. могут отражать характерные особенности согласия потерпевшего при любом его уголовно-правовом значении, и те, которые на­зываются лишь некоторыми авторами и носят казуальный характер.

К первой группе относятся такие признаки, как добровольность, дейст­вительность, своевременность. Они называются и раскрываются всеми авто­рами без исключения [20] . Ко второй группе признаков относятся: конкретность (определенность), наличность, допустимость. Данные признаки дополни­тельно выделяются лишь некоторыми авторами 23 и, на наш взгляд, более все­го характерны для тех случаев, когда встает вопрос о согласии потерпевшего в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния.

‘См., например: Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве СПб., 2007. С.82.

^Советский энциклопедический словарь / Под. ред. Л.М. Шорохова. М., 1990. С. 1050.

‘Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 645.

‘ Кузнег/ов С./J.Большой толковый словарь русского языка. СПб., С. 1227.

[5] Алиев М Г. Согласие как проблема социальной философии: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2000. С.86.

[6] Кочетков А.П. На пути к гражданскому согласию. М., 1992.С. 128.

1 Охотникова ММ. Согласие как социальный процесс в трансформирующимся обществе. Дис. . канд. юрид. наук. Тюмень, 2000. С.45.

[9] Следует оговориться, что потерпевший не только может позволить причинить вред своим правам

и законным интересам, но и в определенных случаях может сам попросить или уговорить другое лицо совершить действия подобного характера. Считаем, что согласие потерпевшего необходимо трактовать достаточно широко, включая в него согласие в собственном смысле слова, а также требование просьбу и иную возможность лица проявлять свою волю, выразить желание на совершение определенного действия.

1 “философский словарь/Под. ред. И.Т.Фролова. М., 1981. С. 57.

[12] См.: например: Красиков A.N. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов, 1976. С. 51.; Карпец И.И. Уголовное право и этика. М., 1985.С. 129; Михайлов В.И. Согласие лица как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Законодательство. 2002. №2. С. 71-72; Дагель П. Имеет ли «согласие потерпевшего» уголовно — правовое значение? II Советская юстиция.1972. № 3. С. 25.

[13] Философский энциклопедический словарь. М., 2009. С. 570.

«»Философская энциклопедия. Т.5. М., 1970. С. 311.

[15] См., например: Красиков А.Н. Указ. соч. С. 51.

[16] Сумачев A.B. Согласие лица на причинение вреда в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния: Монография. Тюмень, 2006. С. 17.

[18] Кузнецов С.Л. Большой толковый словарь русского языка. СПб., С. 978.

Читайте так же:  Минздрав запрет курения

http://diplomrus.ru/news/2016/02/09/3970

Проблемы правового статуса потерпевшего в российском уголовном процессе

Тонких Александр Сергеевич, аспирант кафедры уголовного процесса и криминалистики Юридического института Сибирского федерального университета.

В статье рассматриваются проблемы правового статуса потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Автор выявляет недостатки УПК РФ и правоприменительной практики, предлагает варианты решения выявленных проблем. В заключение формулируется вывод о необходимости дальнейшего совершенствования российского уголовно-процессуального законодательства.

Ключевые слова: уголовный процесс, права потерпевшего, правовой статус потерпевшего, момент приобретения статуса потерпевшего.

ISSUES OF LEGAL STATUS OF A COMPLAINANT IN THE RUSSIAN CRIMINAL PROCEEDINGS

Tonkikh Aleksandr S., Post-Graduate Student of the Department of Criminal Procedure and Criminalistics of the Law Institute of the Siberian Federal University.

The article deals with the problems of legal status of the victim in criminal proceedings. The author reveals the disadvantages of Procedural Criminal Code of the Russian Federation and law enforcement practice, offers solutions to identified issues. In conclusion formulate a conclusion about the necessity of further improvement of the Russian criminal procedural legislation.

Key words: criminal process, victim’s rights, legal status of the victim, moment of acquisition of the status of the victim.

Ветошкина Е.Д., Воскобитова Л.А., Петухов Ю.Е. [и др.]. Защита прав и интересов организаций и граждан: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и криминологический аспект (состояние, проблемы, пути совершенствования). Общее состояние и региональная специфика: Моногр. / Отв. ред. Л.А. Воскобитова. М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2015. С. 49.

Ожегов С.И. Словарь русского языка / Отв. ред. Л.И. Скворцова. М.: ОНИКС; Мир и образование, 2007. С. 1299.
Определение Конституционного Суда РФ от 18.01.2005 N 131-О «По запросу Волгоградского гарнизонного военного суда о проверке конституционности части восьмой статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Ягофаров Ф.М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дела судом первой инстанции: Дис. . к. ю. н. Оренбург, 2003.

«В соответствии с законом потерпевший, являясь физическим либо юридическим лицом, имеет в уголовном процессе свои собственные интересы, для защиты которых он в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения наделен правами стороны» . Таким образом, посредством использования статуса потерпевшего лицо может отстаивать свои нарушенные права, а также поддерживать обвинение по уголовному делу. Но ошибочное наделение статусом потерпевшего, что порой имеет место на практике, может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов различных участников процесса. Ниже мы рассмотрим ряд примеров, которые служат отображением нашего тезиса.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // СПС «КонсультантПлюс».

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда по делу N 22-1887/2012 // URL: https://rospravosudie.com/court-ryazanskij-oblastnoj-sud-ryazanskaya-oblast-s/act-415491853/.

Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда по делу N 22-4901/2013 // URL: http://sudact.ru/regular/doc/M8HvnWlD8Ro5/.

При анализе прав и обязанностей потерпевшего очень важно помнить о том, что в российском уголовно-процессуальном законодательстве важнейшую роль играет принцип публичности. Часть ученых отмечают, что в настоящее время у потерпевшего нет реальной возможности участвовать в уголовном преследовании по делам частно-публичного и публичного обвинения . Отчасти их суждения справедливы, учитывая, например, что потерпевший вопреки положениям УПК РФ может представлять не доказательства, а лишь доказательственные сведения. Но при этом указанными правоведами не предлагается действенный механизм, при котором потерпевший сможет в полной мере реализовать свое право на поддержание обвинения по уголовному делу наряду с правоохранительными органами. Кроме того, авторами не раскрывается, какой объем прав должен быть у потерпевшего, чтобы его можно было отнести к полноценным участникам уголовного процесса со стороны обвинения. По нашему мнению, у потерпевшего лица в настоящий момент есть необходимый комплекс прав, который позволяет говорить о нем как о потенциально активном участнике уголовного процесса: потерпевший может заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде.

См., напр.: Якимович Ю.К. Участие потерпевшего в уголовном преследовании // Уголовное судопроизводство. 2014. N 4. С. 17 — 20; Иванова О.Г. Проблемы совершенствования процессуального положения потерпевшего в сфере уголовного судопроизводства // Актуальные проблемы российского права. 2015. N 12. С. 199 — 205.

Лапатников М.В. Перспективы субсидиарного обвинения в российском уголовном процессе // Российская юстиция. 2014. N 2. С. 39.
Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. М.: Самарский ун-т, 2004. С. 156.

Совершенствование уголовно-процессуального законодательства применительно к правовому статусу потерпевшего должно идти эволюционным путем: потерпевшему лицу необходимо предоставить еще ряд правомочий, которые позволят ему более эффективно отстаивать свои нарушенные преступлением права и интересы. Считаем перспективными ряд предлагаемых В.М. Быковым нововведений в УПК РФ. «Законодателю следует ввести в статью 51 УПК РФ нормы, в соответствии с которыми адвокаты — представители потерпевшего должны будут обязательно привлекаться к участию в уголовном деле на стороне потерпевшего в следующих случаях. » . «На наш взгляд, в новом Законе (Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ. — Примеч. авт.) должно быть указано, что потерпевший имеет право получить не только копию постановления об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, но и постановления об избрании конкретного вида меры пресечения. законодатель в новом Законе ошибочно не предусмотрел обязанность следователя вручать потерпевшему копию постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого» .

Быков В.М. Права потерпевшего в уголовном судопроизводстве России // Российская юстиция. 2015. N 7. С. 46.
Быков В.М. Новый Закон о правах потерпевшего в уголовном судопроизводстве // Законность. 2014. N 4. С. 36.

Проведенный в статье анализ правового статуса потерпевшего позволяет резюмировать, что полноценно реализовать свое право на участие в уголовном процессе пострадавшее от преступления лицо или организация могут только после вынесения постановления о признании их потерпевшими. Учитывая подобную значимость фигуры потерпевшего, законодатель должен последовательно устранять имеющиеся на сегодняшний момент пробелы и недочеты в уголовно-процессуальном законодательстве. Только при должном внимании к правовому статусу потерпевшего может быть в итоге реализовано назначение уголовного судопроизводства, закрепленное в ст. 6 УПК РФ.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://wiselawyer.ru/poleznoe/87897-problemy-pravovogo-statusa-poterpevshego-rossijskom-ugolovnom-processe

Проблема согласия потерпевшего в российском уголовном праве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here