Срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности

Сегодня рассмотрим материал на тему: "Срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности", собранный из ведущих авторитетных источников. На все вопросы вам готов ответить дежурный юрист.

Долг учреждения взыскивается с его собственника в течение общего срока исковой давности

Срок исковой давности при предъявлении иска к лицу, на которое возложена субсидиарная ответственность по обязательствам основного должника, отсчитывается с момента неисполнения обязательства, а не с момента, когда обнаружилось, что денежных средств для погашения долга нет (постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2011 № 2381/11).

Положения Гражданского кодекса допускают различные варианты толкования норм при определении срока исковой давности в случае подачи иска к собственнику учреждения, несущему субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Общий срок исковой давности — три года (ст. 196 ГК РФ). Правила его исчисления определены в ст. 200 ГК РФ. Срок начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Но из этого правила есть исключения.

Например, согласно п. 1 ст. 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, несущему субсидиарную ответственность, кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Если тот отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на требование, оно может быть предъявлено субсидиарному должнику.

Исходя из этого в судебной практике сложилась позиция, в соответствии с которой моментом начала течения срока исковой давности для предъявления требования к субсидиарному должнику судьи считают момент, когда кредитор узнал о недостаточности у должника денежных средств.

ВАС РФ счел, что такая позиция неверна. Дело в том, что в п. 1 ст. 399 ГК РФ не сказано, что недостаточность денежных средств у основного должника служит основанием для предъявления кредитором требования к субсидиарному должнику. В качестве подобного основания в приведенной норме названы отказ основного должника или отсутствие его ответа на требование. Недостаточность денежных средств учреждения — основание для предъявления требования к субсидиарному должнику — собственнику имущества учреждения. Это является особенностью субсидиарной ответственности такого собственника. В связи с этим в рассматриваемом случае срок исковой давности был отсчитан по общему правилу ст. 200 ГК РФ — с момента нарушения права (неисполнения обязательства).

В 2004 г. в связи с неисполнением учреждением обязательств по оплате договора, заключенного с предприятием, арбитражный суд вынес решение о взыскании с учреждения суммы задолженности. Однако взыскать ее судебным приставам не удалось, и в 2007 г. они вернули предприятию исполнительный лист без исполнения из-за отсутствия у должника денежных средств и имущества, на которое может быть обращено взыскание.

В 2009 г. предприятие уступило право требования долга своему правопреемнику — обществу, которое также инициировало исполнительное производство, и судебные приставы снова вернули исполнительный лист без исполнения с той же мотивировкой.

Поскольку взыскать задолженность с основного должника не представлялось возможным, общество в 2009 г. обратилось в арбитражный суд с иском к собственнику имущества учреждения — муниципальному образованию в лице администрации города (далее — администрация).

На основании п. 2 ст. 120 и ст. 399 ГК РФ общество заявило иск о взыскании с администрации задолженности в порядке субсидиарной ответственности за счет средств муниципального образования.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, руководствуясь п. 2 ст. 56, п. 2 ст. 120, п. 1 ст. 399, ст. 196 и 200 ГК РФ, сочли требования общества обоснованными и предъявленными в пределах трехлетнего срока исковой давности. Суды исходили из того, что срок исковой давности следует исчислять с момента установления отделом судебных приставов факта невозможности обращения взыскания на имущество учреждения и принятия постановления о возврате первоначальному взыскателю (предприятию) исполнительного листа без исполнения.

По мнению судьей ВАС, суды трех инстанций неправильно истолковали п. 1 ст. 399 и п. 2 ст. 120 ГК РФ. При рассмотрении дела Президиум ВАС РФ указал, что норма п. 1 ст. 399 ГК РФ не связывает возможность предъявления требования к субсидиарному должнику с установлением недостаточности денежных средств либо имущества у основного должника или с невозможностью взыскания задолженности с основного должника.

Суть положений п. 2 ст. 120 ГК РФ заключается в том, что установление недостаточности денежных средств у учреждения для исполнения обязательства определяется при рассмотрении требования кредитора к основному и субсидиарному должнику и является основанием для удовлетворения требования, предъявленного к субсидиарному должнику.

Следовательно, при определении начала течения срока исковой давности с той целью, чтобы установить своевременность подачи искового требования кредитора к субсидиарному должнику, не имеет значения дата принятия отделом судебных приставов постановления о невозможности взыскания денежных средств с основного должника и возврате исполнительного документа.

Таким образом, трехлетний срок исковой давности по требованию к субсидиарному должнику в данном случае начал течь с 2004 г, то есть с момента неисполнения обязательства основным должником, и в 2009 г. истек.

Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты и отказал обществу в удовлетворении его требований.

Обратите внимание: порядок привлечения собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности по долгам учреждения разъяснен в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 21. Из него следует, что кредитор может предъявить иск о взыскании задолженности учреждения непосредственно к субсидиарному должнику, а основного должника привлечь к участию в деле в качестве другого ответчика. Исходя из этого общество в рассматриваемой ситуации было вправе предъявить в 2004 г. иск одновременно к учреждению и администрации. При недостаточности денежных средств учреждения суд взыскал бы долг с администрации.

Применение исковой давности по делам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц

На практике часто возникает вопрос применения сроков исковой давности по различным категориям исковых требований. Особую актуальность в настоящее время представляет вопрос исчисления сроков по делам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, как в делах о банкротстве, а также после прекращения конкурсного производства и признания должника банкротом.

Широкое распространение практика привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности получила после принятия Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г. (Далее – закон о банкротстве), в соответствии с которым Закон о банкротстве был дополнен главой III.2. «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». В частности, указанной главой были установлены специальные сроки исковой давности по данной категории дел.

До вступления в силу Закона № 266-ФЗ, суды руководствовались статьей 10 «Ответственность должника и иных лиц в деле о банкротстве» Закона о банкротстве (утратила свою силу в связи с принятием закона 266-ФЗ), согласно п. 5 которой, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, могло быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом и открытия судом конкурсного производства.

Читайте так же:  Когда сдается декларация по пожарной безопасности

Таким образом, срок исковой давности на предъявление иска к контролирующему лицу ограничивался тремя годами и такой иск не мог был быть предъявлен, если прошло три года со дня объявления должника банкротом. Новая редакция закона о банкротстве (Пункт 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве в ред. ФЗ-266 от 29.07.2017) также содержит указание на трёхлетний срок, который по нашему мнению является пресекательным.

Вместе с тем, начинает появляться практика расширительного толкования начала течения сроков давности по делам о привлечении к субсидиарной ответсвенности контролирующих лиц. Самое интересное, что эта практика сформирована Судебной коллегией по Экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации по делу, где кредитором является Федеральная налоговая служба, а размер долга перед бюджетом составил более 8 млрд. рублей.

Определение Коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 15.02.2018 г. № 302-ЭС14-1472.

Обстоятельства спора: Одним из ответчиков по вышеуказанному делу (требование о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица), являлся Абазехов Х.Ч — участник хозяйственного общества, долговые обязательства которого перед бюджетом сформировались в период 2008-2010 годов, то есть примерно 10 лет назад от даты Определения Верховного суда РФ.

Конкурсный управляющий не обращался с иском о привлечении к субсидиарной ответственности Абазехова Х.Ч. в течение более чем трех лет с даты объявления должника банкротом и открытия конкурсного производства в 2013 году. Требования к участнику общества были заявлены конкурсным управляющим только в 2016 году со ссылкой на то, что ему стало известно об этом именно в этот период.

Суды всех инстанций отказали в удовлетворении требования о привлечении к субсидиарной ответственности, сославшись на пропуск трехгодичного срока исковой давности (как на самостоятельное основание для отказа в иске) конкурсным управляющим, исчисляемого от даты открытия конкурсного производства в 2013 году, в порядке, установленном ст. 196 ГК РФ.

В том числе, в Постановлении АС Восточно-Сибирского округа от 22.08.2017 по данному делу (№ А33-1677/2013) содержится следующий вывод: «Таким образом, о наличии оснований для обращения в суд с заявлением о привлечении Абазехова Х.Ч. к субсидиарной ответственности на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве первоначальный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать с даты принятия Арбитражным судом Красноярского края решения о признании ООО «Инком» несостоятельным (банкротом), то есть с 06.03.2013.

Поскольку заявление о привлечении Абазехова Х.Ч. к субсидиарной ответственности подано конкурсным управляющим Рец М.Н. 26.09.2016, то есть по истечении трех лет с даты открытия конкурсного производства, суды пришли к правильному выводу о пропуске конкурсным управляющим срока, установленного статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации для обращения с заявлением о привлечении указанного лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении настоящего заявления».

Вместе с тем, конкурсный управляющий не согласился с отказом и обратился в коллегию Верховного суда Российской Федерации по экономическим спорам с требованием отменить, не законные, по его мнению, судебные акты, в том числе, не согласившись с пропуском срока исковой давности.

В результате рассмотрения жалобы по существу, Верховный суд Российской Федерации судебные акты по делу, которыми было отказано в удовлетворении требований о привлечении субсидиарной ответственности Абазехова Х.Ч, отменил, сославшись на следующие нормы:

«Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности – о совокупности следующих обстоятельств: о лице, контролирующем должника (имеющем фактическую возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия), неправомерных действиях (бездействии) данного лица, причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами. При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (применительно к настоящему делу – не ранее введения процедуры конкурсного производства).

Таким образом, в Определении от 15.02.2018 Верховный суд РФ указал, что трехлетний срок исковый давности пресекательным не является и может выходить за пределы трех лет после даты объявления должника банкротом. Фактически суд связал начало течения срока давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, с датой подачи соответствующего заявления в суд. Хотя формулировка в определении суда противоречива, поскольку суд указал, что «При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (применительно к настоящему делу – не ранее введения процедуры конкурсного производства)». А на дату вынесения Определения ВС РФ три года с даты открытия конкурсного производства прошли, поэтому мотивы суда не совсем понятны.

Комментарий эксперта:

Законом ФЗ-266 не установлены расширительные сроки исковой давности за пределами трех лет от даты объявления должника банкротом и открытия конкурсного производства. В законе появились дополнительные основания для привлечения к субсидиарной ответственности, а также установлен нижний предел срока, за которыми привлечение к субсидиарной ответственности контролирующего лица в принципе, невозможно.

Пункт 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в ред. от 18.06.2017) Пункт 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве (в ред. ФЗ-266 от 29.07.2017)
Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.

Как мы видим из сравнения вышеуказанных норм Закона о банкротстве в редакциях «до» и «после», обе статьи указывают на трехлетний срок привлечения к субсидиарной ответственности, исчисляемый от даты начала конкурсного производства и объявления должника банкротом.

Читайте так же:  Какое наказание предусматривает административная ответственность

В более ранних редакциях Закона о банкротстве специальный срок и вовсе отсутствовал (применялся общий трехлетний срок), потом был установлен одним годом и дорос до трех лет.

Подробное разъяснение оснований применения указанных сроков дано в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Пленум).

Согласно пункта 58 Пленума, сроки, указанные в абзаце первом пункта 5 и абзаце первом пункта 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве, являются специальными сроками исковой давности (пункт 1 статьи 197 ГК РФ), начало течения которых обусловлено субъективным фактором (моментом осведомленности заинтересованных лиц).

При этом, как сказано в п. 58 Пленума, данные сроки ограничены объективными обстоятельствами: они в любом случае не могут превышать трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или со дня завершения конкурсного производства и десяти лет со дня совершения противоправных действий (бездействия).

Пунктом 59 Пленума установлено, что предусмотренный абзацем первым пункта 5 статьи 61.14 Закона о банкротстве срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (например, ранее введения первой процедуры банкротства, возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом, прекращения производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом).

По нашему мнению, трехлетний срок, установленный в Законе о банкротстве все таки является пресекательным. То есть, если кредитор не обратился с соответствующим требованием в течение трех лет с даты признания должника банкротом, такой срок восстановлен быть не может и в иске должно быть отказано если сторона заявила о пропуске срока. Расширительное толкование сроков давности (как в рассмотренном деле) не должно допускаться судами.

Рекомендуем также ознакомится с недавно опубликованным Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.01.2018 N 09АП-56640/2017 по делу N А40-122205/13, в котором суд назвал трехгодичный срок пресекательным.

«ООО «Фоллин-99» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Указанное заявление было направлено в суд в электронном виде через систему подачи документов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» 25.05.2017.

В соответствии с абзацем 4 пункта 5 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции, действовавшей на момент подачи заявления, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.

Указанная норма устанавливает пресекательный трехгодичный срок для подачи заявления о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, который подлежит исчислению со дня признания должника банкротом. Исчисление заявителем указанного срока с момента опубликования решения суда в Единой информационной системе, является ошибочным.

Таким образом, учитывая, что решение о признании должника банкротом принято судом 22.05.2014, Арбитражный суд г. Москвы пришел к обоснованному выводу о том, что обратившись в суд 25.05.2017, заявитель пропустил трехлетний срок давности для подачи заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске».

Срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности

Срок исковой давности при субсидиарной ответственности Срок исковой давности – это период времени, в течение которого лицо может получить судебную защиту своего нарушенного права. Общий срок исковой давности составляет 3 года, однако есть отдельные категории дел, по которым законодательством может устанавливаться меньший или больший срок, например, по договорам подряда иск, связанный с ненадлежащим выполнением работ подрядчиком, может быть предъявлен истцом в течение 1 года.

На практике часто возникают споры, связанные с применением срока исковой давности в случае привлечения к ответственности субсидиарного должника. Этот вопрос и станет предметом нашего рассмотрения.

Необходимо начать с того, чтобы разобраться с тем, кто такой субсидиарный должник. Субсидиарная ответственность – это ответственность лица, которую он несет дополнительно к ответственности основного должника по обязательству. Такая ответственность может устанавливаться законом или иными правовыми актами (например, члены потребительского общества несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества и т.д.), а также соглашением сторон (поручительство).

В случае если законом или соглашением сторон установлена субсидиарная ответственность, то кредитор в обязательстве имеет право требовать исполнения обязательства (уплаты денежных средств, совершения определенных действий, т.д.) от субсидиарного должника только после предъявления аналогичного требования к основному должнику. То есть если кредитор не получит надлежащего исполнения от основного должника, он имеет право требовать такого исполнения от другого лица, так называемого субсидиарного должника. Получается, что субсидиарный должник как бы «страхует» интерес кредитора в получении надлежащего исполнения (передачи денежных средств, например).

Самым распространенным примером субсидиарного должника является поручитель по кредитному или иному обязательству, так если банк не получает исполнения от должника, он имеет полное право требовать уплаты подобный суммы от поручителя.

Теперь обратимся к вопросу о сроке исковой давности для привлечения субсидиарного должника к ответственности. Закон не содержит исключений, такой срок равняется общему сроку – 3 года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Однако в практике возникает спор, с какого момента необходимо отсчитывать этот трехгодичный срок. Этот вопрос был предметом рассмотрения в Президиуме ВАС РФ, в котором он высказал свою позицию, ставшую практикоориентирующей.

Во-первых, при определении начала течения срока исковой давности в целях установления своевременности подачи искового требования кредитора к субсидиарному должнику не имеет значения дата установления невозможности взыскания денежных средств с основного должника.

Читайте так же:  Оспаривание постановления об административном правонарушении

Согласно ст. 399 ГК РФ, требование к субсидиарному должнику можно предъявить только в случае, если: 1) основной должник отказался исполнить требование, предъявленное кредитором; или 2) основной должник в разумный срок не исполнил требование кредитора.

Таким образом, закон не связывает возможность предъявления требования к субсидиарному должнику с установлением недостаточности денежных средств или имущества у основного должника или с невозможностью взыскания задолженности с основного должника.

Это имеет особое значение, например, в том случае, если задолженность с основного должника взыскивается судебными приставами, которые не могут исполнить требования исполнительного листа и возвращают его заявителю, установив, что у должника нет какого-либо имущества и денежных средств. Так вот, по мнению Президиума ВАС РФ, начало течения трехгодичного срока исковой давности нельзя связывать с этим моментом.

Во-вторых, началом течения срока исковой давности для привлечения субсидиарного должника является день, когда кредитор узнал о нарушении своего права основным должником.

Например, если возбуждено исполнительное производство в отношении основного должника, и по истечении 2 месяцев (это срок в течение которого, согласно ФЗ «Об исполнительном производстве», судебный пристав-исполнитель должен исполнить требования, содержащиеся в исполнительном листе) кредитор не получил исполнения, то Президиум ВАС пояснил, что именно по истечении этих двух месяцев кредитор считается не имевшим оснований рассчитывать на надлежащее погашение задолженности основным должником, и поэтому именно эта дата должна быть признана моментом, когда кредитор узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

В завершении хотелось бы отметить, что истечение срока исковой давности не лишает истца обратиться с исковым заявлением в суд. Суд будет обязан принять такой иск, если оно соответствует всем процессуальным требованиям, и рассмотреть его по существу. О пропуске такого срока может заявить только сторона по делу, например, ответчик, и только после того как будет заявлено подобное, суд обязан будет рассмотреть по существу этот вопрос, и в случае подтверждения пропуска срока исковой давности, отказать в иске на этом основании.

Если Вам необходима помощь или у Вас остались вопросы позвоните по телефону 8-925-00-11-872 или оставьте свой вопрос для получения консультации по данному вопросу.

Андрей Егоров: «Субсидиарная ответственность при банкротстве и исковая давность»

Исковая давность при субсидиарной ответственности в делах о банкротстве, как оказалось, является сложнейшей проблемой. В судах идут дела, в которых к ответственности привлекают людей, предположительно совершивших противоправные деяния семь, восемь, десять лет назад (см., например, Определение АС г. Москвы от 23.04.2018 по делу № А40-133945/2010). И это начинает вызывать опасения.

С 30 июля 2017 г. действуют правила Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), устанавливающие довольно неприятную для виновных лиц модель: срок исковой давности начинает течь с момента, когда о нарушении узнал или должен был узнать арбитражный управляющий или иное лицо, управомоченное на подачу иска (п. 5 ст. 61.14). При этом глубина заглядывания в прошлое довольно существенная — десять лет, отсчитывая от даты подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Однако раньше такого правила не существовало. В 2009 г., когда законодатель принялся развивать субсидиарную ответственность при банкротстве, вопросы исковой давности вообще никак не регулировались (вплоть до 2013 г., когда они были введены, — и достаточно короткие, сопоставимые со сроком на оспаривание сделок при банкротстве).

Эти пробелы привели к достаточно радикальному решению, представленному в практике ВАС РФ (см. постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 № 219/12 по делу № А21-10191/2005).

Видео (кликните для воспроизведения).

При этом на данное радикальное решение продолжают до сих пор ссылаться суды, рассматривая споры, относящиеся к 2009—2013 гг. Такое положение я считаю глубоко ошибочным.

Начать нужно с того, что модель субсидиарной ответственности, созданная законодателем, фактически воспроизвела ответственность за причинение вреда юридическому лицу, через которую опосредуется ответственность перед кредиторами. В литературе обращалось внимание на неизбежные проблемы, связанные с такой моделью 1 .

Одной из особенностей субсидиарной ответственности является то, как определяется ее размер. Он исчисляется не в зависимости от размера фактически причиненных юридическому лицу убытков, а в зависимости от того, в каком размере сложится разница между активами и пассивами юридического лица — банкрота к концу конкурсного производства (см. п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве в ред. Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ).

Поэтому возник вопрос: как может применяться исковая давность по требованию, относительно которого не понятен его размер?

В постановлении использована следующая мотивировка.

При определении момента начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении собственника имущества должника к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства необходимо учитывать, что размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента реализации имущества должника, в связи с чем такой срок может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы.

Избранный Президиумом ВАС РФ подход означает, что в условиях правовой неопределенности суд посчитал наименьшим злом удлинение исковой давности по сравнению с подходом, при котором виновные лица смогли бы уходить от ответственности ввиду пропуска срока исковой давности.

Поясним, что же являлось еще большим злом, от которого уходила высшая судебная инстанция. Предположим, виновное действие совершено за год до возбуждения дела о банкротстве. Далее дело затянулось (шло более двух лет), что не редкость в российских реалиях, особенно в том случае, если у должника имеется значительное имущество, подлежащее продаже. В этом случае срок исковой давности, если бы он исчислялся по дате причинения ущерба имуществу юридического лица — должника (будущей конкурсной массе), оказался бы пропущен.

Если даже срок исковой давности можно было бы считать с даты открытия конкурсного производства или более поздней даты, когда об основаниях для субсидиарной ответственности узнал или должен был узнать конкурсный управляющий, то затягивание конкурсного производства на срок более трех лет также лишало бы кредиторов возможности покрыть свои потери через механизм субсидиарной ответственности.

Именно так и получилось в деле, которое попало на рассмотрение Президиума ВАС РФ: конкурсное производство было введено 14 июня 2006 г., далее 13 декабря 2010 г. принято решение о собрании кредиторов с предложением в адрес конкурсного управляющего об обращении в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности администрации как собственника предприятия, а заявление в суд подано 5 марта 2011 г.

Отдавая дань решению ВАС РФ, которое в текущей исторической ситуации, по-видимому, было оправданным, не можем промолчать о том, что наличие института исковой давности, направленного на защиту правовой определенности и правовых ожиданий ответчика, является весьма значимым достижением правопорядка. На важность исковой давности неоднократно обращал внимание КС РФ (см., например, определения от 03.11.2006 № 445-О, от 24.06.2008 № 364-О-О, постановления от 20.07.2011 № 20-П, от 15.02.2016 № 3-П) 2 . Понимая важность исковой давности, вскоре после принятия постановления Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 № 219/12 федеральный законодатель установил гораздо более короткие сроки исковой давности — один год с момента, когда истец узнал об основаниях своего иска (п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве в ред. Федерального закона от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям»).

Читайте так же:  Административное наказание понятие цели система виды

Таким образом, из всего последующего развития событий следует воля законодателя устранить несправедливость в виде неограниченного по сроку привлечения к ответственности контролирующего лица и соответствующий перекос в балансе интересов сторон, вызванный пробелами в законодательстве, действовавшем до 2013 г.

Эту волю необходимо учитывать при рассмотрении судебных споров.

Это означает, что в реалиях 2018 г. нецелесообразно и неправомерно использовать правовую позицию Президиума ВАС РФ, выраженную в 2012 г. и относящуюся к событиям 2005 г., без поправок на изменившееся законодательство.

И главное изменение законодательства заключается в том, что более не требуется дожидаться точного определения размера субсидиарной ответственности (читай — завершения конкурсного производства), чтобы предъявить иск. Иск можно предъявлять сразу же, а размер требования считать уже потом, постфактум.

Это значит, что и субъективная исковая давность должна начинать свое исчисление гораздо раньше, чем это следует согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ из постановления от 07.06.2012 № 219/12. Не должно быть такого, чтобы истец мог предъявить иск, но исковая давность не текла бы. Это совершенно невзвешенный и непропорциональный подход. Он не просто загоняет в ловушку многих бизнесменов. Он объявляет им: вы уже в ловушке, бежать никуда не надо. Такие-то ваши действия объявляются неправомерными. А то, что вы этого не знали и не собирали доказательства обратного, это ваша проблема. И в итоге мы получаем не обычную, а какую-то ползучую обратную силу закона, которая наносит вред правовой определенности и правовым ожиданиям граждан. И это, на мой взгляд, очень плохо.

1 Егоров А.В., Усачева К.А. Субсидиарная ответственность за доведение до банкротства — неудачный эквивалент западной доктрины снятия корпоративного покрова // Вестник ВАС РФ. 2013. № 12; Егоров А.В., Усачева К.А. Доктрина «снятия корпоративного покрова» как инструмент распределения рисков между участниками корпорации и иными субъектами оборота // Вестник гражданского права. 2014. № 1.

2 Подробнее см.: Головнина Е.Н. Исчисление и применение исковой давности по обособленным спорам в делах о банкротстве // Судья. 2017. № 8. С. 59—64; Сарбаш С.В. в кн.: Сделки,представительство, исковая давность: постатейный комментарий к статьям 153—208 Гражданского кодекса Российской Федерации // Отв. ред. А.Г. Карапетов. — М.: М-Логос, 2018. С. 1154 и след.

Срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Обзор документа

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 июня 2012 г. N 219/12 Суд оставил без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций, которыми удовлетворено требование о взыскании с администрации денежных средств в порядке субсидиарной ответственности, поскольку срок исковой давности может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Весеневой Н.А., Дедова Д.И., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. —

рассмотрел заявление конкурсного управляющего муниципальным унитарным предприятием «Чистота плюс» Солдатова В.В. о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.11.2011 по делу № А21-10191/2005 Арбитражного суда Калининградской области.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя — конкурсного управляющего муниципальным унитарным предприятием «Чистота плюс» Солдатова В.В. (истца) — Солдатов О.В.;

от администрации муниципального образования «Славский муниципальный район» (ответчика) — Фомин А.В.

Заслушав и обсудив доклад судьи Дедова Д.И. и объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

В период с декабря 2004 года по июль 2005 года администрацией муниципального образования «Славский муниципальный район» (далее — администрация) как собственником имущества муниципального унитарного предприятия «Чистота плюс» (далее — предприятие, должник) из хозяйственного ведения последнего изъято движимое и недвижимое имущество, используемое в уставной деятельности предприятия.

Определением Арбитражного суда Калининградской области от 07.11.2005 возбуждено дело о банкротстве предприятия.

Решением Арбитражного суда Калининградской области от 14.06.2006 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства.

Сформированная в ходе процедур банкротства конкурсная масса в общей сумме 691 995 рублей 18 копеек была израсходована на погашение текущих платежей.

В связи с тем, что требования кредиторов предприятия на общую сумму 3 851 381 рубль 20 копеек, включенные в реестр требований кредиторов должника (далее — реестр), остались без удовлетворения, решением собрания кредиторов от 13.12.2010 конкурсному управляющему предприятием Солдатову В.В. предложено обратиться в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности администрации как собственника предприятия, что им было сделано 05.03.2011.

Определением Арбитражного суда Калининградской области от 01.04.2011 заявленное требование удовлетворено в части, с администрации за счет казны муниципального образования «Славский муниципальный район» в пользу предприятия взыскано 3 415 327 рублей 98 копеек в порядке субсидиарной ответственности.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2011 определение суда первой инстанции от 01.04.2011 оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 11.11.2011 определение суда первой инстанции от 01.04.2011 и постановление суда апелляционной инстанции от 01.08.2011 в части взыскания с администрации за счет казны муниципального образования «Славский муниципальный район» в пользу предприятия 3 415 327 рублей 98 копеек отменил, в удовлетворении требования в указанной части отказал; в остальной части судебные акты первой и апелляционной инстанций оставил без изменения.

Частично удовлетворяя заявленное требование на основании пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) и пункта 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), суд первой инстанции исходил из того, что действия собственника имущества предприятия по безвозмездному изъятию имущества последнего привели к прекращению деятельности и банкротству предприятия. Размер субсидиарной ответственности определен судом исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр, и суммой выручки от продажи имущества должника в ходе конкурсного производства.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции администрация заявила о применении исковой давности, указав, что срок давности подлежит исчислению со дня принятия судом решения о признании должника несостоятельным (банкротом). Суд отказал в удовлетворении заявления о применении исковой давности, исходя из того, что учредитель должника не может быть привлечен к субсидиарной ответственности до того момента, пока не предприняты меры по взысканию задолженности с основного должника.

Читайте так же:  Принципы привлечения к административной ответственности

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанций, суд кассационной инстанции счел, что истцом был пропущен трехлетний срок исковой давности применительно к положениям статей 199 и 200 Кодекса, полагая, что первому конкурсному управляющему стало известно о нарушении интересов кредиторов после проведения инвентаризации имущества предприятия в июне 2006 года, результаты которой свидетельствовали о недостаточности имущества должника и невозможности удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции конкурсный управляющий предприятием просит его отменить, ссылаясь на нарушение судом единообразия в толковании и применении норм права об обществах с ограниченной ответственностью, и оставить без изменения определение Арбитражного суда Калининградской области от 01.04.2011 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2011.

В отзыве на заявление администрация просит оставить оспариваемый судебный акт без изменения как соответствующий действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 200 Кодекса течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В случае применения данной нормы в делах о банкротстве суду следует учитывать особенности процедур банкротства и соответствующие специальные нормы законодательства о банкротстве.

Так, в силу пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве контролирующие должника лица несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу.

Названная норма изложена в новой редакции, утвержденной Федеральным законом от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон).

Согласно абзацу второму пункта 5 статьи 129 Закона о банкротстве (отмененному Законом) размер ответственности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности в соответствии с этим пунктом, определяется, исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации-должника.

Положения указанных норм свидетельствуют об отсутствии принципиального противоречия между прежней и действующей редакциями положений Закона о банкротстве, поскольку они одинаково определяют момент, с которого арбитражному управляющему становится известно о нарушении прав кредиторов лицами, контролирующими должника. В силу названных норм этот момент определяется фактическим отсутствием денежных средств для удовлетворения требований кредиторов.

По смыслу упомянутых правовых норм при определении момента начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении собственника имущества должника к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства необходимо учитывать, что размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента реализации имущества должника, в связи с чем такой срок может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы.

Следовательно, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что течение срока исковой давности в данном случае не может начаться ранее продажи имущества предприятия, которая состоялась 11.06.2010, после чего стало достоверно известно о недостаточности денежных средств, составляющих конкурсную массу должника для удовлетворения требований кредиторов, и о размере сумм, подлежащих взысканию в порядке субсидиарной ответственности.

При таких обстоятельствах оспариваемое постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающее единообразие в толковании и применении норм права о банкротстве.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании норм права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.11.2011 по делу № А21-10191/2005 Арбитражного суда Калининградской области отменить.

Определение Арбитражного суда Калининградской области от 01.04.2011 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2011 по указанному делу оставить без изменения.

Председательствующий А.А. Иванов

Обзор документа

Конкурсный управляющий МУПа обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности администрации муниципального образования как собственника предприятия.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции администрация заявила о применении исковой давности, указав, что срок давности подлежит исчислению со дня принятия судом решения о признании должника несостоятельным (банкротом).

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении заявления о применении исковой давности исходя из того, что учредитель должника не может быть привлечен к субсидиарной ответственности до того момента, пока не предприняты меры по взысканию задолженности с основного должника.

Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, окружной суд счел, что истцом был пропущен срок исковой давности.

Президиум ВАС РФ пояснил следующее.

Согласно ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

При этом в делах о банкротстве следует учитывать особенности процедур банкротства и соответствующие специальные нормы законодательства о банкротстве.

В соответствии с Законом о банкротстве момент, с которого арбитражному управляющему становится известно о нарушении прав кредиторов лицами, контролирующими должника, определяется фактическим отсутствием денежных средств для удовлетворения требований кредиторов.

При определении момента начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении собственника имущества должника к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства необходимо учитывать следующее. Размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента реализации имущества должника.

В связи с этим такой срок может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы.

Видео (кликните для воспроизведения).

Следовательно, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что течение срока исковой давности в данном случае не может начаться ранее продажи имущества предприятия.

Источники

Срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here